[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Gleb 
Форум » Вообще » Путешествия » Азиатские приключения. (Художественное описание путешествия по Монголии 2009 года)
Азиатские приключения.
GlebДата: Пятница, 04.03.2011, 20:19:16 | Сообщение # 1
0010
Группа: Модераторы
Сообщений: 120
Награды: 5
Статус: Offline
На правах рукописи.
Возможно где-то закрались ошибочки-прошу строго не корить, текс до финальной правки еще не доведен.

Азиатские приключения.
Настасье, разделившей все тяготы и радости дорог посвящаю…
Вместо предисловия.
Луч солнца, пробившийся в щель приоткрытой форточки, высвечивал кусок воздуха заполненного под завязку пылью. Размытый стеклом пейзаж растворялся пропорционально скорости машины.
В этой ситуации все было до боли знакомо. Тогда, восемь лет назад, была зима. Снежная пыль просачивалась в щель вездеходных дверей, забивала кузов, лезла за воротник. Мороз, лязг гусениц, солярка, спирт, все слилось в одну долгую полярную ночь. Запах шкур и рыбы, равномерный стук дизеля, скрип саней и тросов ненадолго приобретали тени куцего полярного денька, такого же мутного, как самогон уходящих назад поселков. Наш маршрут имел широтное направление и проходил по белой кочевой равнине. Теперь же мы тряслись в раскаленном кузове грузовика. Под колеса равномерно ложилась такая же кочевая страна, только в этот раз выжженная солнцем и наполненная запахом аргала и пыли. Даже названия мест куда мы стремились были похожи. Тогда это был Красный Нос (Мыс), сейчас Красный Богатырь. Оба этих маршрута разделяло время и две – три тысячи километров по меридиану.
Введение.
Но на самом деле начало экспедиции было намного прозаичней. Сезон 2009 стал переломным. Видимо была достигнута точка, когда ни какие силы не могли удержать нас дома. Были брошены домашние заботы, работа, оставлены друзья и родители, а впереди нас ждали необъятные просторы степей, загорелые скалы горных вершин, песчаные бури и удивительные сокровища горных хребтов Монголии. Конечно, всему этому предшествовала подготовка. Собирался материал, искали разговорники, прокладывали маршрут и подбирали карты. Часть этих забот пришлась на последние недели перед отъездом. И поэтому добавляла суеты в и так напряженные будни.
Консульства Монголии в Петербурге нет, пришлось получать визы через Москву, что вылилось в проволочки и удорожание виз вдвое. Ну, вот все мытарства позади, посреди комнаты лежит куча вещей, в которой можно усмотреть рюкзаки и носки, загранпаспорта и фототехнику, ботинки, карты и прочее необходимое. Но перед тем как начать рассказ о собственно путешествии, сделаю еще одно отступление. К этой поездке не удалось достать англоязычный путеводитель Lonely Planet, и взамен был приобретен русскоязычный ЛеПтиФьте – Монголия. Не буду вдаваться в достоинства и недостатки этого издания, просто в свое повествование включу некоторую справочную информацию из этой книги, которая будет выделена курсивом.

Добавлено (04.03.2011, 20:01)
---------------------------------------------
Часть 1. Смена направлений или гуляй компас, гуляй.
Заезжать в Монголию было задумано с самого северо–запада этой замечательной страны, т.е. через российский Алтай. Это решение было обусловлено тем, что после Монголии нам предстояло ехать дальше на восток нашей Родины в Приморский край. Стартуем поездом Петербург – Новосибирск, трое суток отдыха перед путешествием. Далее едем автобусом до Горноалтайска и, закупив недостающие мелочи, лекарства и попив местного кваса, решаем двигаться дальше к границе на попутном транспорте т.к. автобус до Кош–Агача отменен. Вообще самый западный погранпереход Ташанта–Цагааннуур не самый удобный для пересечения границы пешему путешественнику. Рейсового транспорта через него нет, переход пешком запрещен. Выбравшись из Горноалтайска к вечеру, мы довольно на долго зависли километрах в семидесяти от него и лишь глубокой ночью высадились посреди очередной деревеньки, где перейдя речку, заночевали. На второй день дороги, меняя неспешные попутки, мы двигались все дальше на юг, и все выше и выше поднимался Чуйский тракт в горы. Минуем поворот на Усть-Кокса, ведущий к подножию Белухи. Делаем короткую остановку посмотреть петроглифы в местечке Калбак-Таш и сделав пару фото митинга в поселке Акташ, поднимаемся в Курайскую степь. Курай дарит незабываемый вид на заснеженные хребты центрального Алтая, а попадая на Чуйские просторы, невольно останавливаемся полюбоваться открывшейся панорамой. Редкие лиственницы, одинокая гроза, бредущая через степь и раскидывающая молнии на фоне синеющих заснеженных вершин и почти ни травинки. В Кош-Агаче на Чуе лежат остатки наледи, а степь выжжена солнцем. Уже к вечеру подъезжаем к погранпереходу. Машина нас привёзшая уходит вниз, а мы, пообщавшись с пограничниками, становимся гостями в одной из семей военных.
Утром нас отвозят посмотреть небольшую группу петроглифов в девяти километрах от поселка и к обеду усаживают в УАЗ с монгольскими номерами. Основными контрабандными товарами, перевозимыми здесь через границу, являются водка, сигареты и бензин. Эта машина не исключение и все свободные закутки в автомобиле забиты именно этими вещами, включая, специально сваренный дополнительный бак под сиденьем.

Официальное название – Монголия (до 1993 года – Монгольская Народная Республика). Граничит с Россией на севере, на юге с Китаем. Площадь 1565,5 тыс.км²., наибольшая протяженность с севера на юг – 1259 км., с запада на восток – 2392 км.. Население 2442 тысячи человек. Время опережает московское на 5 часов. Столица – город Улаанбаатар. Официальный язык – монгольский. Религия – доминирует буддизм Махаяна и шаманизм, мусульмане – 4 %. Плотность населения 1,7 чел./км². Для Монголии характерен ряд исключительных физико-географических явлений. В ее пределах находятся:
• Центр мирового максимума зимнего атмосферного давления;
• Самый южный в мире пояс распространения вечной мерзлоты на равнинном рельефе (47˚ с.ш.);
• В западной Монголии в Котловине Больших озер находится самая северная на земле зона распространения пустынь (50,5˚ с.ш.);
• Пустыня Гоби – одно из самых резкоконтинентальных мест на планете. Летом температура воздуха может подниматся до 58˚, а зимой опускаться до -45˚.
Пара часов на границе, заполнение нелепых бумажек, таможенный досмотр вещей и вот перед нами открывают шлагбаум. Последние километры асфальта до знака «государственная граница» и наш УАЗ начинает натужно подниматься на перевал Дурбэт-Даба. Ощущение такое, как будто перенёсся на другую планету: редкие травинки, голые скалы вершин, ослепительно синее небо и ветер. Делаем остановку на перевале, с которого вниз уходит десяток параллельных колей, напоминающих след от огромной расчески и пылим вниз к КПП, но уже монгольскому. Пока наш водитель разбирается со своим грузом и проводит товарно-денежные операции, мы обедаем в придорожной забегаловке бузами и монгольским чаем.
К слову надо сказать о чае в Монголии. В нашем привычном понимании здесь этого напитка нет. Называется местное варево «суцей цай» и представляет собой щепотку самого дешевого зеленого грузинского, (и как он суда попадает?), чая на огромный казан. Туда добавляют натуральное или сухое молоко, соль и масло. Последнее могут и не добавлять, но чай будет все равно жирным, потому что казан после варки мяса только легко споласкивают, но никогда не моют. В самых дешевых забегаловках «чай» заменяют на кипяток с сухим молоком и солью. В нормальном исполнении, такой напиток весьма не плох на вкус, замечателен в жару да и вообще наверное полезен, но по обычному чаю все-таки начинаешь скучать со временем. Подается все это обязательно в термосе, которых всегда у хозяев несколько. Наш водитель – молодой парень по имени Эржан, по национальности монгольский казах. Казахи основное население западной Монголии. По пути прихватив его отца, и заехав поесть мяса с лапшой, к вечеру въезжаем в городок Баян–Ульгий, где и ночуем в доме водителя. Там с нас начинают требовать денег за перевозку. В Монголии это вообще-то нормальное явление, здесь практически всегда подразумевается плата за проезд. Но так как с водителем договаривался пограничник, а в дальнейшем мы не уточнили этот вопрос, то складывается довольно неприятная ситуация. Требуют непомерно больших денег, под предлогом, что нас специально везли в Ульгии и соответственно хотят чтоб оплатили бензин и работу «туда - обратно». Будучи один, я бы наверное просто ушел. Но нас двое и проводить первую ночь в пыли под забором, как то не хочется, к тому же на улице хоть глаз коли. Сложности добавляет незнание языка и водитель, который упорно делает вид, что ничего не понимает. К ночи я вдруг вспоминаю ценники на перевозки по стране вычитанные в интернете, для сравнения привожу хозяевам, и картина меняется в корне. Теперь нас уже не принимают за очень большой денежный мешок, а считают мешочком поменьше. Я платить принципиально не хочу, но Настюша настаивает, чтоб разойтись мирно и мы отдаем 600 рублей за проеханные 90 километров. Ночуем, меняем у них же немного денег по хорошему приграничному курсу и отправляемся дальше.
При свете дня все воспринимается совсем по другому. Мы неспешно ищем место стоянки «маршруток», потом узнаем цены на автобус ( Ульгий – Улаанбаатор 1600км. стоит 65000 тугриков(1500 р.), изучаем ассортимент товаров. Поразмыслив, решаем ехать автостопом. Вернее попробовать ехать. Запасаемся водой на окраине города и, выяснив нужное нам направление, пешком выходим за последние дома и юрты.
У меня сохранятся стойкие ассоциации с городами Средней Азии. Хотя никогда там не был, а лишь читал и видел множество фотографий. Выходя за пределы городка, мы обнаружили «костяной пояс» вокруг него. Это «явление» вообще-то называется свалкой. Просто здесь не выбрасывают все в кучу, а выкидывают в разные стороны. Ассортимент этих свалок однообразен, в основном это запчасти от съеденных баранов и козлов, разбросанные по степи. Преодолев это кольцо, выбрали колею наиболее накатанную на наш взгляд и уселись ждать. Трафик транспорта в Монголии разный, но на основных трассах он есть, а иногда даже достигает 50 - 70 машин в день. Нам предстояло двигаться по трансмонгольской дороге. В этот день желающих взять нас бесплатно не обнаружилось, зато мы выяснили примерные расценки до интересующих нас мест. Естественно получалось, что чем ближе едешь, тем дороже выйдет. Многие водители просто останавливались и пытались пообщаться с белыми пришельцами, сидящими на обочине дороге. Мы уже выучили с десяток монгольских слов, и весело обсуждали вопросы погоды, нашего происхождения и целей в основном с помощью них и жестов. К вечеру мы запихнулись в очередной УАЗик с пастухами едущими собирать аргал и заплатив по таксе, высадились в паре километров от озера Толбо–Нуур. С удовольствием, прогулявшись до берега озера и полюбовавшись видами Монгольского Алтая, мы поставили палаточку и решили искупаться. Несмотря на высоту в две тысячи метров над уровнем моря, вода на мелководье оказалась довольно теплой. Погода стояла отличная, изредка мимо проходили грозовые облака, но дождя мы так и не дождались, единственно, что не давало раздеться и загорать, это был сильный ветер. Дальше на запад за озером, в цепях Алтайского хребта лежат еще несколько горных озер не менее красивых, чем это, и с интересными археологическими памятниками, но в этот раз мы туда не попадем. Получив желанный отдых после гонки к границе и ульгийских приключений, мы выбрались на дорогу лишь к обеду. Стало ясно, что автобус мы давно пропустили или его отменили. Поэтому мы выбрали небольшой скальный массивчик за которым можно было укрываться от ветра и принялись ждать. Машин было заметнее меньше чем вчера. Важнейшими событиями дня стали: проехавшая машина с русскоговорящими монголами или китайцами едущими в городок Алтай (Китай) через долину реки Булган–Гол, погранпереход там вроде международный и дорога существует; днем прошли мимо в обратном направлении три тойоты с германскими и турецкими номерами; во второй половине дня сильно похолодало. К вечеру остановилось два УАЗа в обратном направлении. В одном из них оказались муж с женой хорошо говорящие по-русски, к тому же едущие в столицу только по северной дороге. Разговорились, очень хотели нам помочь, предлагали ехать с ними. В конце концов, поймали нам машину по приемлемой цене и подарили бутылку водки. В этой попутке кроме тесноты, нас ждал еще один сюрприз. В ней ехала молодая американка, работающая в местном отделение WWF. Для Монголии, как и для многих азиатских стран, характерно, что в автомобиль даже за деньги забивается неимоверное количество народа и багажа. Про удобство сидеть, а уж что либо увидеть вообще говорить не стоит, надо радоваться тому, что вам не посадили на колени ребенка или взрослого, да и не тошнит ни кого на вас. Стандартная загруженность УАЗа («козла») - человек тринадцать, а в «буханке» двадцать два - двадцать три человека с багажом это норма. Что еще удивило в путешествии - большое количество маленьких детей с классным английским. Ответ на это вопрос очень простой, многие учителя здесь волонтеры из штатов.
Дорога в этих местах необычайно красива. Проехав вдоль всего озера, мы начинаем подниматься на перевал Хонгоро–Уленгий-Даваа. Из под перевала открывается вид на четырехтысячник Цаст-Уул. Спуск с седловины идет сквозь узкие ущелья в долину одного из притоков Ховда. Пейзажи здесь суровы. Только ветер, камни да редкие птицы, но вот дорога делает очередной поворот и ущелье расширяется. Появляются зеленые проплешины травы и десятки разбросанных по всему ущелью белых юрт. Короткая остановка на чай и мы двигаемся дальше. Глубокой ночью въезжаем в городок Ховд. Городок этот был основан в 1731 году на месте крепости. Состоял он из «каменного» города и торговой слободы. Сейчас это райцентр с 17 тысячами жителей, здесь расположены топливно-энергетические предприятия, пищевая промышленность, производство стройматериалов, достаточно развита городская инфраструктура. Высадившись посреди неосвещенных кварталов, немного придя в себя, задумались о ночлеге. Добрели до реки, протекающей посреди городка, но оказалась что под мостом уже «занято», а берега не располагают к ночевке. Долго бродили по улочкам юрточных кварталов ища удобный закуток и наконец, наткнулись на трех этажное здание огороженное невысоким забором с калиткой. Постройка была явно каким то учреждением. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что эта больница, пройдя на территорию, нашли подобие грибка, которые стоят у нас на детских площадках, расстелили пенки и спальники и завалились спасть. В седьмом часу утра появились первые работники, которые были весьма удивлены нашему появлению, так что пришлось собрать вещи и двинутся в центр городка. В Ховде нам требовалось поменять деньги, поэтому найдя основное скопление банков, мы уселись ждать открытия. За это время встретили группу финской молодежи, которая путешествовала по Монголии в целях изучения местного мусульманства, пообщавшись, выяснили наличие дешевого хостела, получили приглашение на вечернее пиво и послушали жалобы финнов на невозможность поменять евро. Закончив свои дела, прикинули планы на ближайшие дни и пошли завтракать. Уже привычно пообщавшись со всеми водителями у базара, немного сбив цены нашли выгодную для нас машину. Ближе к обеду выехали в направлении городка Алтай, двигаясь дальше на восток. В этот день нам предстояло пересечь Котловину Больших Озёр – систему бессточных впадин. Именно по этим местам раньше шло одно из ответвлений шелкового пути и предположительно этой котловиной продвигались войска Чингисхана в своем завоевательном походе на Запад. Слева от нас в мареве тянется мелководное озеро Хар-Ус-Нуур, что в переводе «черная вода». Глубина его всего 4-5 метров, оно является одним из уникальных пристанищ местной и пролётной орнитофауны. Сначала дорога идет между двумя хребтами, здесь сохраняется большую часть года достаточно воды, есть маленькие озера и реки, оборудованы колодцы. Проехали, какой-то лесок, первый увиденный нами в Монголии. Повсюду раскиданы кошары пастухов со сложенными из камней загонами для скота. Вскоре мы выезжаем на равнину, где справа от нас, все также тянутся цепи Монгольского Алтая. В облаках просматривается еще одна четырехтысячная вершина, припорошенная снегом – Сутай-Уул. А слева начинаются унылые пейзажи пустыни Куйскийн–Говь севернее которой находятся пески Монгол Элс. В лучах заходящего солнца, тень нашего УАЗа прыгала по ухабам дороги, а пылевой хвост окрасился в розоватый цвет. Изредка делая короткие остановки, уже в темноте въезжаем в Алтай. Просим водителя высадить нас у гостиницы, так как этот мрачный городок сразу как то не располагает к ночевке на улице. Она оказывается закрытой, находим другую в которой и обустраиваемся на ночь. Условий здесь нет никаких, да и вообще это заведение больше напоминает пункт отдыха водителей при какой-нибудь МТС в Коми или на задворках Архангельской области. Утром завтракаем на базаре, и первый раз в эту поездку заказываем разные блюда, естественно их перепутали, что сыграло решающую роль на ближайшие несколько дней. Поторговавшись с водителями и не сломав их упрямство в ценовой политике, решаем выходить на трассу в нужном нам направлении и пытаться уехать попутным транспортом. Не успели мы толком обосноваться на обочине, как остановились сразу три, идущих вместе, бензовоза. И что очень приятно нас везут абсолютно бесплатно. Один из водителей неплохо говорит по-русски. Выясняем что трансмонгольская дорога идет, вернее ездят по ней не совсем так как показана она на карте. У нас была идея на реке Байдраг Гол сойти и уйти от трассы на десяток километров, посмотреть на жизнь кочевников вблизи, Настя очень хотела покататься на лошади, да и вообще отдохнуть от дороги. Но этому как оказалось тоже не суждено было осуществится. Мы двигались по северной Гоби. Это край каменистой пустыни с такырами, солеными озерами и редкими участками песков. К северу от нас тянулся огромный Хангайский хребет. Скрывающий в себе уйму интересных мест, но недоступных для нас в эту поездку.
Ехали мы всю дорогу раздельно, скрашивая езду общением с водителями, и редкими остановками на которых можно было перекинутся парой фраз. При очередном ремонте колес, прогуливаясь вокруг машин удалось найти довольно ранний каменный скребок, проколку и насобирать различных отщепов. Ночевали мы в этот раз под открытым небом, под огромным звездным одеялом Центральной Азии. На следующий день, забираем еще южнее и обедаем на реке Байдраг Гол в песчаную бурю. Теперь я понял, почему так хитро улыбались водители, когда я говорил, о том, что хочу прогуляться вдоль этой реки. Место, где мы ее пересекали, находится всего в двадцати километрах севернее соленого озера Бооне-Цагаан-Нуур в песках Желтой Гоби. Водители предлагают ехать с ними прямо до столицы, подумав, соглашаемся. Проезжаем месторождение золота. На склоне сухого русла «кротовьи норы» шурфов с отвалами песка, пестрый лагерь старателей и люди, подкидывающие лопатами песок в воздух. Золото здесь не моют, а веют. Со времен описанных Обручевым ни в процессе, ни в оборудовании, почти ничего не изменилось. Погода стоит теплая, но я как-то подозрительно мерзну. К вечеру выбираемся на асфальт в районе городка Арвайхээр. Чувствую себя явно не так. Понимаю почему-то, что ночевать сегодня в степи не смогу, и прошу довезти до какого либо постоялого двора. К удаче он оказывается не далеко. Ночью становится все ясно - отравление. На утро, более менее придя в себя, усаживаемся в машину и едем уже вместе в одной кабине. Часто делаем остановки, в середине дня очередная порция левомицетина намного улучшает ситуацию.
Местность по которой мы двигаемся, представляет собой холмистую степь, к нашей радости еще с зеленой травой. Появляются стада лошадей, мелькают небольшие населенные пункты. Периодически мы едем по асфальту. Это самая длинная асфальтовая дорога Монголии – по-моему, около трехсот километров, правда, пока еще строящихся, но уже платных. Вечером въезжаем в Улаанбаатор, сразу попадая в огромную пробку. Медленно ползя в ней, рассматриваем кварталы трущоб и юрт – окраины города. Сначала покатавшись на такси, и посмотрев из окна почти на все отели города разных мастей и уровней, находим гостиницу по доступному ценнику в 500 рублей на двоих с удобствами в номере. Относительно чисто, но большинство аборигенов снимают здесь номера явно на ночь. Еда, душ и длительный сон.

Историческая справка.
В 1639 году один из влиятельных феодалов Халхи Тушэт – хан Гомбородж провозгласил своего пятилетнего сына Занабазара первым богдо – ханом, главой ламаизма Монголии., дал ему титул ундур – гэгэн и в его честь организовал кочевую ставку Урга. Самые первые исторические справки об Урге,относящиеся к 1649 году, можно найти в монгольской хронике «Эрлени-йин ерикхе», в которой говорится об основании в долине реки Туул Икхе-кюрена (великого монастыря). Первоначально монастырь более ста лет кочевал. А в 1779 году обосновался на северном берегу реки Туул, при впадении в не реки Сэлбэ, обретя, наконец прочную оседлость. С 1778 года вокруг монастыря стала концентрироваться мирская жизнь, и был основан город. Город стал официальной резиденцией китайского императорского наместника Внешней Монголии. Урга была крупным центром буддизма и считалась третьим городом ламаистского мира после Лхасы и Ташилунпо в Тибете. В 1912 году Урга была официально объявлена столицей автономной Монголии. В ноябре 1924 года Великий государственный хурал Монголии переименовал Ургу в Улаанбаатар-хото, или Город Красного Богатыря, в честь Сухбаатара – героя революции 1921 года и провозгласил ее столицей Монгольской Народной Республики.
Сейчас Улаанбаатар почти миллионный город, похожий наверное на Читу советских времен. Город сам по себе очень длинный, около тридцати километров, но культурный и деловой центр компактный, с примыкающими с запада юрточными кварталами. В столице мы провели три дня, за которые успели посетить несколько музеев, рынок и нужные нам магазины, найти необходимые карты южных районов страны, выяснить о расположение транспортных узлов и многое, многое другое. На данный момент город преображается, стали поступать инвестиции из Японии, Кореи и Китая. Строятся высотные здания из стекла и бетона, много рекламы и неона, реконструируются различные объекты. Улаанбаатор выглядит очень контрастным и насыщенным.
Первым делом мы зашли позавтракать в европейскую кафешку, это удовольствие оказалось не дешевым. Дальше мы просто гуляли, успели заглянуть в Музей природы с потрясающей коллекцией динозавров и прочей ископаемой фауны, но уж очень темными залами. И в приятный и современный исторический музей. Питаться решили в основном в гостинице подручными продуктами, а обедать в кафе. Я более или менее пришел в себя после отравления. Очень хотелось не жирной пищи, с удовольствием покупаем овощи для салата и китайские фрукты. Цены на сельхоз продукцию такие же, как у нас. Дешевое здесь только мясо, молочное, ну и всякие китайские продукты. Вообще жизнь здесь дешевая. Транспорт стоит 8 рублей, килограмм мяса на рынке 30-40, хлеб около 23 рублей, футболка 50 а джинсы от 300 до 1000 рублей, бензин примерно так же как и в России. С переговорного пункта звоним домой и друзьям. Следующие два дня проводим в беготне по городу, успеваем побывать в очень красивой Ханской ставке, монастыре Гандан и на мемориале Зайсан. Монастырь известен сохранившейся парой храмов в собственно монгольском стиле, а так же обилием наглых детей пытающихся чуть ли не силой втюхать крупу для священных голубей. Мемориал же славится сногсшибательным видом на город и нахождением рядом огромной позолоченной статуи Будды взирающей на все вокруг с высоты своего гигантского роста. Дальше наш путь лежит на юг к границе с Китаем в самое сердце Гобийской пустыни.

Добавлено (04.03.2011, 20:04)
---------------------------------------------

Добавлено (04.03.2011, 20:08)
---------------------------------------------
Часть 2. Танцующий песок.
На следующий день мы выехали на «маршрутке» на юг страны в городок Даланзадгад, что в переводе «город семидесяти колодцев». Отъезд наш был, скажем прямо не простым. Был вторник и базар Нурантал Зах где всегда стоят УАЗы берущие пассажиров на юг был закрыт и нам пришлось ехать на западную автостанцию Драгон. Там мы с трудом нашли единственную машину с номерами нужного нам аймака (района), водитель которой, изначально отказался брать нас на борт и пытался заломить очень высокую цену. Проведя пару часов на автовокзале и выяснив, что официальный автобус будет только завтра с утра как и другие машину, мы нашли помощь в лице пожилого мужчины говорящего немного по-русски и девушки говорящей по-английски, которые помогли нам получить места для проезда. Разместившись в машине, кто где смог, жена водителя ехала спереди на двигателе, и закинув рюкзаки на крышу, мы покатили на юг. Сидеть было сносно, но все же, со временем пришлось взять неугомонных детей на руки, к радости остальной публики, которая научила их любимой монгольской шутке: называть меня – папой, а Настю – мамой. Каждое «правильного» обращение к нам вызывало взрыв хохота. С разной долей успеха мы пытались разглядывать местность в окошко, когда это было возможно. Все суше и суше становилось с каждым километром, все чаще попадались песчаные барханчики. Двадцать два часа и 600 километров у нас позади. В пять утра мы въехали в «город колодцев», развезли всех пассажиров по домам, а нас водитель отвез к себе в гости. После короткого сна и завтрака мы попытались выяснить, как нам нанять машину. Платить много мы не могли да и не хотели. Просто взять автомобиль на прокат без водителя в Монголии нельзя, да и прав у нас обоих нет. В путеводителях везде пишут, что это удовольствие стоит примерно 50 долларов плюс бензин. Такая цена нас в корне не устраивала. Мы оказали посильную помощь по хозяйству, а нас доставили традиционно к рынку где стоял весь автопарк этого городка. После долгих переговоров и объяснений с картой, карандашом и бумажкой было выяснено, что день аренды стоит примерно тридцать долларов и не меньше, плюс бензин и некоторые просили еще в районе ста двадцати рублей на питание. Мы решили что сейчас то мы всех облапошим и пошли просто по дворам где стояли УАЗы пытаясь договорится. Пробродив еще с час по дневной жаре, мы вернулись в очередной двор, где сказали зайти попозже. От туда нас отвезли к местной школе, где подхватили учительницу, знавшую русский и английский. Далее уже такой делегацией, мы выдвинулись на переговоры к очередному водителю. В итоге договорились арендовать машину на шесть дней по тридцать долларов в сутки (питание водитель организовывает сам) плюс отдельно оплата бензина. После чего наш водитель по имени Амро отвез нас к себе домой, а сам поехал готовить машину. Нас сразу же пытались накормить, из чего получилось небольшое недоразумение. Мы были сыты и пытались объяснить, что поедим, когда все будут ужинать, позже. Хозяева восприняли это, как нежелание есть монгольскую кухню, сходили в магазин и купили говядины, свежего перца и яйца. Правда оказалось, что хозяйка не умеет их жарить, и готовка яиц была поручена Насте. Замечательно пообщавшись, мама водителя знала немного русский, подремав, десять раз попив чая и поев, мы поставили палатку рядом с юртой и улеглись спасть. Выезд был назначен на семь утра. Меня разбудили лучи восходящего солнца, появившиеся над краешком горизонта. Первая мысль была: « вот мы и в Гоби, мечты сбываются».
Гоби – одна из величайших пустынь мира. Растянулась дугой на 1600 километров от Северного Китая до Юго-Восточной Монголии. Пустыня занимает площадь 1,5 миллиона км. кв., поднята над уровнем моря на 1000-2000 метров. В переводе с монгольского языка Гоби – «пустынная, безводная и бесплодная местность». С древних времен, этот район был известен под названием «пустыня Шамо». Понятие «Гоби» включает в себя, как говорят монголы, тридцать три Гоби, разных по климату и характеру ландшафта. Заалтайская, Джунгарская, Восточно-Монгольская Гоби – это не только безводная и бесплодная местность с песчаной равниной и высокими холмистыми барханами. Большую ее часть занимают обширные степные равнины с весенним разноцветьем, живописные скалистые горы, глинистые и каменистые гамады, обширные котловины с редкими оазисами, мелкосопочники, солончаки, такыры, высохшие гравийные сайры и протяженные саксауловые рощи. В Гоби мало песков, всего около 3 процентов территории, зато глинистые и каменистые пустыни – гамады - занимают огромные пространства.
Заскочив в магазин, заправившись под завязку бензином и пополнив запасы воды, мы выехали за пределы городка, проскочили аэропорт и взяли курс на запад. В сторону хребта Гурван-Сайханы, что в переводе «три прекрасных». Этот хребет протянулся на 150 километров с запада на юго-восток. Древним землетрясением он расколот на три массива: западный, центральный и восточный. Сейчас это территория национального парка, а одно из ущелий, прорезающих эти прекрасные горы, объявлено заповедным. Местечко это называется падь Ёлым-Ам. Место это популярное, как у местного населения, так и у приезжих. Оставив машину у шлагбаума, отправились гулять. Ущелье протянулось километров на семь в глубь массива и в конце концов выводит на верх хребта. Известность оно получило, благодаря наледи, лежащей на его дне круглогодично. Местами стены этой огромной трещины буквально смыкаются, образуя узкий коридор с шумящим подо льдом потоком. Накатавшись по такому необычному катку в пустыне, перекинувшись парой слов с заезжими американцами, мы завернули в боковую расщелену и вдоволь насладились природой этого оазиса и его разнообразной фауной. Хребет мы пересекли по аналогичному каньону, только безо льда, но местами до того узкому, что машина проходит, практически вплотную к скальным стенам. Дальше мы планировали проехать еще километров двести, что к вечеру успешно и сделали, оказавшись еще в одном уникальном местечке. Свой лагерь мы разбили у подножия самого большого в монгольской Гоби массива песков – Хонгорын Элс. Этот песчаный вал простирается почти на 180 километров, сначала это небольшие отдельные серповидные барханчики или даже скорее дюны, которые постепенно становятся все больше и больше, а в конце концов переходят в цельный массив. Ширина полосы песков от трех до пятнадцати километров, а самые высокие барханы достигают трехсот метров. У подножия одного из таких барханов мы и заночевали. Сварили похлебку с сушеным мясом, всласть напились чая и посмотрели умопомрачительный закат. Пока, уже в темноте, мы любовались луной и звездным небом, допивая последний чай, на свет фонаря выбежал тибетский еж, ткнулся в котелок и изменив направление, скрылся в темноте. Утром мы начали штурм самого высокого в окрестностях бархана. Было довольно ветрено еще накануне. Вершины барханов пылили, напоминая ветровые флаги снежных вершин. Сначала подъем шел легко. Песок был плотным, склон относительно пологим. Но преодолев первую сотню метров все поменялось. Песок стал рыхлым, склон крутым, вдобавок порывы ветра поднимали песчинки в воздух и ужасно больно секли лицо, ноги, руки. С большим трудом мы забрались на вершину, сделали пару фотографий и побежали, а местами и просто покатились кубарем вниз. Собрав лагерь покатили дальше на запад, в сторону Гобийского заповедника, подальше от накатанных дорог и юрточных турбаз. Пообедали в сомоне (поселке) Сэврей, где перекусили монгольским вариантов чебуреков. Жарят их так же в кипящем масле, только они маленького размера и подаются очень горячими. Вообще в Монголии это положительный аспект кухни – все готовится при Вас.
Дальше мы ехали по абсолютно плоской котловине между двумя хребтами, вдоль свежи поставленной ЛЭП. Миновали сомон Гурвантес, пересекли древнее лавовое плато и поползли, преодолевая многочисленный сайры (сухие русла рек) между хребтом Нэмэгэтин, таящим за собой огромные кладбища динозавров в одноименной впадине, и местностью Шар Тааны Тал. За очередным поворотом, показался кусочек лунного пейзажа – маленький каньон из белого, желтого и бурого песчаников. Несколько подъемов и спусков, и мы выезжаем на небольшое плато, на краю которого находится обо. Но не обычное обо каких сотни по всей Монголии, а правильный тур, окруженный двенадцатью пирамидками по периметру. С одной из сторон есть небольшой очаг, с обгорелыми веточками можжевельника. Останавливаемся чтобы произвести положенный ритуал. Амро обходит обо несколько раз, видимо читая молитвы, кидает пару монеток, окропляет само обо и землю вокруг водкой, и делает глоток сам. Затем преподносит по глоточку мне и Насте, налитому в фонарь автомобильного поворотника. На последок в очаге зажигаем огонь из веточек похожих на можжевельник, и окрестности наполняются чудесным запахом. После всех положенных процедур, нас зовут показать что то еще. Оказывается что на вершине маленького холма над нами, бьет родник. Вот в чем оказывается дело, откуда такая важность этого места в безводной пустыне. С другой стороны горушки, под палящими лучами солнца, растут две куртины какого-то кустарника - два огромных зеленых пятна. Дорога дальше становилась все менее накатанной, а в какой то момент мы должны были вообще свернуть и начать пробираться песками к заветному урочищу. Как только мы выбрались на песчано-каменистое плато и проехали еще с десяток километров, воздух начал мутнеть, появилась песчаная поземка. Успели протянуть еще немного, как поднялась настоящая буря. В воздухе неслись тонны песка с камнями, солнце практически растворилось в этой ожившей пустыне. На память, двинулись в сторону к горам, где последний раз виднелись юрты. Нам повезло, и чуть раньше нам попался сарай-здание старого колодца. Поставили машину с наветренной стороны, Амро обтер с снаружи кузов и стекла машинным маслом, чтоб не секлась краска. Через несколько секунд весь УАЗ был покрыт ровным слоем песчинок. Буря тем временем усиливалась, песок просачивался в любую щелку, в любую прореху в уплотнителях дверей. Начали коротать долгие часы общаясь с помощью бумаги и карандаша, сравнивая цены, обсуждая какие-то житейские вопросы. В какой-то момент появились дети, видимо где-то рядом были юрты. Получив от нас угощение в виде конфет, так же быстро исчезли. Еще с час разговоров и из песка и завывания появился мотоцикл с двумя молодыми пастухами. О чем-то переговорили с нашим водителем, а через какое-то время вернулись и махнули рукой. Мол следуйте за нами. Дальше произошла, наверное, одна из самых неожиданных ситуаций в моей жизни. Среди несущегося песка, по еле видному автомобильному следу, съехали в какую-то западину, в которой стоял маленький домик. Удивлению нашему не было предела. Здесь в южной Гоби среди бедных юрт пустынных монголов, увидеть дом, с трубой, стеклопакетами да еще и кирпичный. Нас пустили внутрь и хозяева, немного посидев и поболтав, исчезли. Планировка дома была проста: коридор-прихожая и одна комната с печкой. По ощущениям здесь довольно долго никто нежил. Видимо хозяева обитают в нем лишь зимой. В комнате кроме ковра было пару шкафов и упаковка бутилированной воды. Потихоньку темнело, закончив с дневниковыми записями, как то незаметно для себя заснули на полу. Проснулся от холода, сходили в машину за спальниками, попили чая сваренного на горелке. Вновь появились хозяева, импровизированный ужин и все перешли ко сну. Тем временем ветер стихал. Утро принесло нам отличную погоду, а о вчерашних катаклизмах напоминала лишь облепленная песком машина, да наметенные новые барханчики. До цели нам оставалось километров сорок. Проехав по дну очередного сайра и с трудом найдя место где можно из него выбраться мы покинули еле заметную дорогу и поехали ориентируясь по солнцу и очертаниям гор. Преодолев по самому краю пески Цагаан Элс, наконец то добрались до знаменитого урочища Хармен Цав. «Хэрэм» переводится с монгольского как «крепость» или «отшельник», но чаще всего монголы интерпретируют его как «стена». Собственно это место представляет собой огромный каньон, в красноцветных песчаниках, врезанный в плато примерно на 20 километров. Знаменит он, как одно из известных месторождений травоядных динозавров - протоцератопсов, ну и конечно своей красотой. В устьевой части каньона есть несколько песчаных останцов причудливой формы, сам каньон состоит из лабиринтов сайров и таит в центре зеленый оазис с вековыми тополями, огромными саксаулами и зарослями двухметрового тростника по


"Читай Землю,а не книги."

Сообщение отредактировал Gleb - Пятница, 04.03.2011, 20:10:15
 
Василий_МартыновДата: Пятница, 04.03.2011, 20:26:04 | Сообщение # 2
0010
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Статус: Offline
Просто восторг! Замечательно! Съездил бы так, да уже навряд ли.
Глеб, чтобы легче было читать, изменил шрифт. Надеюсь, Вы не против?
 
GlebДата: Пятница, 04.03.2011, 20:31:04 | Сообщение # 3
0010
Группа: Модераторы
Сообщений: 120
Награды: 5
Статус: Offline
Безумная архитектура форм выветривания, крутые полосчатые склоны и черная галька плато завораживают. Хочется просто сесть на край обрыва и любоваться открывающимися пейзажами. В оставшиеся пол дня мы занялись изучением этого замечательного места. Люди, как показал осмотр, хоть редко, но бывают здесь. Сначала случайно нашли контейнер с геокешенговой запиской от английского проекта «Дикие уголки мира», а потом старый лагерь палеонтологов, где подобрали несколько окаменелых косточек. Стояла дневная жара, и гулять по раскаленному ущелью было весьма не просто. Решили спуститься в оазис, по дороге вспугнули зайца, а под одним из могучих тополей я приметил пару крупных ящериц Агама, несколько разрозненных популяций которых раскиданы по всей Центральной Азии. Побродив еще пару часов мы наконец то нашли заветного динозавра. В небольшой впадине, в пластах песчаника виднелся выветренный скелет древнего ящера. Отчетливо были видны ребра, конечности, суставы, не хватало лишь черепа, который видимо давно рассыпался. С чувством выполненного долга, добрели до останца под названием «Сфинкс», который полностью ему отвечает, и тронулись в обратный путь. Водитель чувствовалось что спешил, может быть снова приближается буря, думали мы. Добравшись обратно до Гурвантеса, все стало понятно. У Амро был сегодня день рожденья, мы приехали к его отцу. В гости пришли какие-то родственники. Отец нашего водителя, звали его Со, жил один. Юрта была холостяцкой, а туалет был вообще только у соседей на участке, что не совсем удобно. Естественно было приготовлено праздничное мясо, достали водку, конфеты и мы сели за стол. Нам пришлось судорожно придумывать, что подарить. В виде подарка пришлось преподнести еще одну бутылку водки, подаренную нам на Толбо-нууре и юбилейную монетку в десять рублей. В общем праздник прошел тепло и весело. Утром, выспавшись и попрощавшись, отправились в очередной перегон. Теперь мы направились на северо-восток к горному массиву Арц–Богд. Частично наш путь совпадал с проделанной дорогой вперед, а частично шел новыми направлениями. В ущелье небольшого хребта Зоолен-Уул остановились по высматривать горных баранов, но безрезультатно. Перевалив его, спустились в обширную котловину или даже правильнее сказать сеть котловин. Эти места известны тем, что периодически здесь собираются огромные стада джейранов. В отдельные сезоны до 50-60 тысяч голов. Пересекая эту увалисто-выположенную местность понаблюдали за быстроногими газелями, которые, то застывали навострив уши, то срывались в бешеный галоп. Заночевали мы не доезжая хребта перед преградивших нам путь оврагом или древним сайром. Вечер был тихим, мы поставили палатку, сготовили ужин и допоздна пили чай, любуясь закатом. Этот хребет и его предгорные равнины известны двумя вещами. Первое, что составило ему славу, это сокровища его недр. Арц-Богд является одним из крупнейших халцедоновых проявлений в Монголии. Древние базальты, слагающие эти горы, хранят в себе кварцевые жеоды и агаты разных оттенков. Но качество халцедонов здесь в основном низкое, и попадает под категорию «технические». Найти действительно хорошие образцы с правильным и красивым рисунком весьма сложно. К тому же хребет протянулся на сто пятьдесят километров и высыпы различные по содержанию приурочены к разным районам. Точной информации где находятся наиболее качественные агаты у нас не было, и мы решили начать поиски самоцветов выбрав любое ущелье, продвигаясь сверху в низ. Втрое прославившее этот район явление, было археологическое. Предгорья хребта – сеть котловин и поднятий издревле облюбовали люди, которые много тысячелетий приходили к этим горам именно за халцедоном и кремнем. Из этого материала они изготавливали орудия труда. Где-то вдоль Арц-Богда тянется местность получившая названия «Кремниевая долина» и по отчетам американско-российской экспедиции поверхность там буквально сплошь покрыта отщепами, орудиями и нуклеусами совершенно разного возраста от ашеля до раннего палеолита. Правда не в одной публикации я не смог найти координат этого места, так что обе цели были не привязаны к географической точке. Честно говоря археологический аспект меня интересовал больше. Еще вечером бродя по пустыне, я нашел отличное халцедоновое рубило, но на этом артефакты закончились. С утра мы заехали по ущелью на самый верх, и потихоньку начали поиски, периодически перегоняя машину все ниже и ниже. Сначала попадались редкие щетки, скалы вверху были монолитны и полости газовых пузырей пусты, лишь изредка попадались куски базальта с мелкими шариками халцедона или зеленого прозёма. Метров на 300 ниже обнаружился хороший высып камня, где мы насобирали не плохих экземпляров. Прекрасные образцы натечной формы, несколько слабых кольцевиков, друзы и миндалины. Наступила обеденная жара, мы упаковали камни, попили чая и начали спускаться вниз. Сделали остановку побродить по кварцевым развалам и спустились на равнину. Я уже догадывался что мимо «Кремневой долины» мы пролетели, но надеясь на удачу делали остановки на плато и бродили разглядывая землю покрытую сплошным ковром халцедоновой гальки. Потом я объяснил Амро, что ищу, показал рубило, а он расспросил пастухов о подобных находках. Хозяева юрты привезли несколько шикарных, вишневого цвета, нуклеусов, но сказали, что находят их редко, и подбирают по случаю, когда ездят на мотоцикле за стадом. Накануне в другой юрте на подъездах к хребту, мы расспрашивали обитателей, на предмет камней и оказалось, что и у них есть несколько агатов. Окончательно собравшись, мы двинулись в сторону «дома» - Даланзадгада. Через каких-нибудь шесть часов мы сидели в юрте Амро и пили соленый чай. Видимо Амро сказал родственникам, что мы искали камни, и его мать подарила нам еще несколько кусков окаменелого дерева из разных уголков Монголии. На обратной дороге мы решили немного сэкономить и попробовать поехать в столицу на рейсовом автобусе. Купили билеты, на места где меньше трясет, и только сев в Пазик мы поняли о своей ошибки - это было сиденье сразу за мотором. В рейсовых автобусах, как и в маршрутках, оплата и билет – это не залог комфорта. Люди, сумки, дети, все в вперемежку, друг на друге, весь багаж едет в салоне. В общем дорога обратно растянулась во времени и географии. Почему-то водители выбрали не накатанные колеи, по которым мы мчались вперед, а еле заметные следы, идущие практически под ЛЭП между поселками. Через несколько часов мы застряли в песках переметших дорогу. Надо заметить, что все рейсовые ПАЗики ездят по два, на случай поломки. Но особой взаимовыручки не проявляют. Один из наших автобусов мог дружно откапываться, а другой стоя с пассажирами в километре от него, просто дожидаться финала. Только в крайнем случае спешили на помощь. Во время очередного застревания во втором транспорте была обнаружена французская чета, общение с которой скрасило нашу дорогу. Периодически в полуденную жару возникала картина: люди бредущие по пустыне за автобусом, объезжающим пески, прямо таки библейские мотивы.
Часть 3, она же последняя. Контрабандисты.
Проведя в Улаанбааторе несколько дней, отдохнув и отмывшись от пыли, мы стали думать, как в дальнейшем продолжить наш маршрут. Времени оставалось немного, рюкзаки наши сильно отяжелели. Отправить научные сборы почтой мы не могли, таможня такое не пропустит. Пересечь границу на автотранспорте было тоже мало реально, практически везде стояло современное досмотровое оборудование. А не оснащенные погран переходы мы не могли достигнуть либо из-за вспухших рек или нам не хватало времени действия визы. Поразмыслив и взвесив все «за» и «против», было решено выбираться поездом, так как таким образом появлялась возможность безболезненно преодолеть границу. Последние дни мы бегали по городу покупая сувениры домой, взяли керны лиственницы на слонах горы Богда-Ула и посетили еще несколько музеев. С трудом отыскали здание где продаются международные билеты, которые купили до первой российской станции Наушки. Дальше в Приморский край мы планировали ехать автостопом, так как до начала научной работы там, у нас еще было время. В эти дни в столицу пришли ливни, по улицам текли мутные потоки, неся мусор и грязь. Гулять в такую погоду было просто замечательно. В один из предотъездных дней мы заглянули в маленький ресторанчик, отметили конец монгольского этапа экспедиции. На следующий вечер загрузились в поезд. Весь состав состоял из четырех вагонов идущих до последней монгольской станции – Сухбаатар и два вагона международного сообщения: один Улаанбаатор – Иркутск, второй Пекин – Иркутск. Население пекинского вагона было практически полностью иностранное, наш же вагон был в основном челноки, ну и немного европейцев. Вагоны купейные, как и положено. Попутчиками нам стали молодой канадец и женщина монголо-бурятского происхождения, занимающаяся естественно челночеством. Весь путь прошел довольно весело в общение с канадцами на нашем плохом английском. Ребят было двое, и их маршрут был таков: Корея, Китай, Монголия, Россия, Прибалтика. Правда путешествовали они довольно цивилизованно, но это не умаляет их заслуг. Долгое стояние в Сухбаатаре, потом граница, улыбающиеся монгольские пограничники, выездные штампы. Через час российская граница, поезд оцепляется погранцами, вагоны простукиваются, топот ботинок по крышам, кинолог с собакой и строгие таможенники. Заполнение деклараций, контрольные вопросы и печати в паспортах. В Наушках мы высадились, а вагоны остались ждать прицепки к составу на Иркутск. На платформе Настюша нашла бумажку в десять юаней, хороший знак подумали мы, может быть, успеем сгонять в Китай в этом году. Выбрели на окраину поселка, где нас встретила пыльная обочина, горы мусора и остатки воинской части невдалеке, а на телефоне исчез значок роуминга….

П.С. Все совпадения имен, географических названий и событий случайны.


"Читай Землю,а не книги."

Сообщение отредактировал Gleb - Пятница, 04.03.2011, 20:34:42
 
Василий_МартыновДата: Пятница, 04.03.2011, 20:40:21 | Сообщение # 4
0010
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Статус: Offline
Красота! Особенно замечательно про случайности в именах и названиях!.
 
Форум » Вообще » Путешествия » Азиатские приключения. (Художественное описание путешествия по Монголии 2009 года)
Страница 1 из 11
Поиск:

Меню сайта
Вход на сайт
Статистика